Поиск
  • Анастасия Иванова

Разговора об искусстве не получилось

"ART", Ясмина Реза

Школа-студия МХАТ, курс И. Золотовицкого

Режиссер - Игорь Золотовицкий

Художник - Виктория Сорокина

Премьера - 7 декабря 2017 г.

Восьмая интерпретация любимой и лучшей в мире пьесы стоила некоторой подготовки. Поэтому на спектакль о "белом полотне, закрашенном белой краской", я пришла с покрытыми белым лаком ногтями. Хотела попросить нарисовать на них ещё "две тонкие белые поперечные полосы", но потом решила, что мастер не поймет столь тонких драматургических требований :-)


Что сказать? Мультимедийное вступление настраивало на разговор о современном искусстве в его вечном противостоянии искусству классическому - с клиповой скоростью сменяющиеся картинки с репродукциями произведений искусства разных эпох, кадры из таганковских и ленкомовских спектаклей, из хрушевского визита манежной выставки, из баттла Оксимирона и Гнойного, Павленский, Pussy Riot и вспыхивающие слова "искусство", art", "постмодернизм", "деконструкция", - примерно такой видеоряд встречал заходивших в зал зрителей. Дальше была просьба от лица артистов выключить телефоны, приправленная краткой историей о том, как Марина Абрамович, забирала у зрителей гаджеты, - то есть снова намек на тему грядущего спектакля. И, наконец, сам спектакль.


К этому моменту, как уже говорила, я ожидала дискуссии о современном искусстве. И было даже интересно увидеть столь точечно направленное прочтение "Арта". Но дальше видеоряда дело не пошло. А пошел порезанный и "доболтанный" текст оригинала. Была даже попытка некоторого монтажа пьесы, но коснулась она лишь начала. Герои одномоментно представились отрывками из своих монологов, разбросанных, по всему тексту.


Спектакль проболтали на спринтерской скорости, не дав зрителю возможности не то что вникнуть в человеческие отношения и трагедию разбившейся дружбы, но даже оценить и "отсмеять" многочисленные репризы.

Выяснилось, что у выпускников Школы-студии большие проблемы со сценической речью и крайняя неуверенность в силе голоса - большая часть слов зажевывалась, а совсем небольшая сцена учебного театра при столь же небольшом зрительном зале подзвочивалась.


Истории о людях помешало артистическое самолюбование и позерство. Единственный, кому в какой-то мере удалось сделать своего героя живым - Андрей Гарист. Его Марка хоть порой и выбрасывало в истерический крик, но всё-таки вело по некой внутренней линии. Тем обиднее, что финальный монолог не прозвучал даже у него - проговорился и оборвался.


Ну и от актерской несыгранности сразу стал мешать и возраст артистов - дружба их столь юных и разных героев просто не могла сложиться настолько, чтобы пережить этот "катаклизм из-за какого-то белого прямоугольника"...


Просмотров: 9

© 2019 «Французский театр». 

  • White Facebook Icon
  • Белый Google+ Иконка