Поиск
  • Анастасия Иванова

Пьеса для бенефиса

"Папа", Флориан Зеллер

Театр "Современник"

Режиссер - Евгений Арье

Художник - Николай Симонов

Премьера - 24 января 2020 г.

Фото - Сергей Петров

Мое первое - после драматургического - сценическое знакомство с Зеллером. К слову, ещё при чтении, не понимала, почему "Отец" и "Мать" из оригинала превратились в переводе в "Папу" и "Маму". Но тут могу списать на свой дилетантизм во французском, хотя .. Мне до сих пор кажется, что у Зеллера заглавии нет ничего мягкого и домашнего.


Как бы то ни было, в "Современнике" спектакль идёт под тем же названием, что и перевод - "Папа".


По ощущениям, спектакль перегружен психологией и классическим разбором. Там, где у Зеллера временная лента ветвится, скручивается и распрямляется, здесь она разворачивается ровно и без скачков - вот только нумерация делений путает. Евгений Арье словно спрямляет историю, пытаясь последовательно рассказать историю человека, истончаюшегося под влиянием Альцгеймера. И получается весьма качественная мелодрама. Правда, для мелодрамы всё-таки страдающая нехваткой действия, с одной стороны, и обилием режиссерских точек с другой.


Пульсирующая композиция Зеллера с завязкой, кульминацией и развязкой практически в каждом отдельном эпизоде, не даёт спектаклю, нацеленному на линейность, нормально раскрутиться. И ближе к концу зрители, неединожды готовые начать финальные аплодисменты, раз за разом обманываются в своих ожиданиях.


На том спектакле, который видела я, слишком много было от бенефиса. Партнёры Сергея Гармашп словно делали шаг в сторону, уступая место коллеге. В результате это сыграло против актера, по сути, вынужденного вести моноспектакль. Если таково было намерение режиссера, то это странно. Особенно странно для такого режиссера как Евгений Арье, обладающего даром простраивать на подмостках именно тончайшие взаимоотношения персонажей. Его спектакли всегда актерские, ансамблевые. Да, с солистами, но солистами не в вакууме.


В "Папе" же получился именно вакуум, поддержанный ещё и сценографически - удушающими, сжимающими прозрачными стенами, чем дальше, тем больше отгораживающими героя и его сознание от близких. Собственно, на видимом мной спектакле проблема была как раз в том, что не было "чем дальше, тем больше" - вакуум покрывал героя сразу.


Сама же старость в исполнении Сергея Гармаша убеждает (хрупкость и беззащитность - не самые привычные впечатления от его актерской игры).

Настолько, что захотелось увидеть актера в любой другой роли, чтобы понять, где здесь игра,  а где - прожитые годы. Слишком давно не видела я его в театре. И уход его героя вглубь сцены к тени от уютного домашнего комода, своими очертаниями теперь напоминающего надгробие, - заставляет на некоторое время затаить дыхание и испытать щемящие нежность и грусть.


Но, повторюсь, в целом спектакль оставляет почти равнодушной - слишком ровный, слишком холодный (ещё и в своих серых тонах). Для зрителей, незнакомых с пьесой ещё есть возможность увлечься перипетиями сюжета и, впервые прочувствовах их, испытать спектр эмоций, накрывших меня после чтения текста. Но когда текст прочитан заранее, становится много сложнее...

Просмотров: 7

© 2019 «Французский театр». 

  • White Facebook Icon
  • Белый Google+ Иконка