Поиск
  • Анастасия Иванова

По мотивам Бонди

"Ложные признания" по мотивам одноименной пьесы Мариво

Режиссер - Евгений Писарев

Художник - Зиновий Марголин

Премьера - 29.08.2020

Театр им. А.С. Пушкина


На излёте театрального сезона успела поймать первую его премьеру в Театре Пушкина - "Ложные признания" Мариво в постановке Евгения Писарева.


И вот теперь не знаю, что написать. В подобных случаях, наверное, стоит начинать с безусловных зрительско-критических радостей. Здесь это - невероятно прекрасный Андрей Заводюк в роли слуги Дюбуа.

Пара слов о сюжете для тех, кто не видел спектакля. В дом молодой богатой вдовы Араминты устраивается управляющим влюбленный (?) в нее молодой человек Дорант. Естественно, бедный. Со своим бывшим слугой (ныне слугой вдовы) Дюбуа он разрабатывает запутанный план, призванный привлечь внимание вдовы к его скромной персоне. Спойлер - тактика срабатывает.


Так вот Андрей Заводюк играет как раз слугу Дюбуа - основного моторчика всей интриги. Дюбуа у Мариво - не из породы бывших Скапенов или будущих Фигаро. Для него проделка или интрига - не образ жизни, а некое вынужденное обстоятельство, в сложности которого он вдруг обнаруживает самому себе не веданные прежде таланты. И как же ему это нравится! Нравится быть серым кардиналом от интриги. Он не спешит занять центральное место под светом софитов, ему, кажется, и чужие восторги и похвалы не слишком нужны - важнее самоосознание собственной значимости.


И вот к этому коктейлю характеристик персонажа Андрей Заводюк и Евгений Писарев добавляют ещё одну чёрточку. Для классического амплуа слуги излишнюю, но для современного спектакля, стремящегося к максимально продуманным психологическим мотивировкам - необходимую. Они находят причину, по которой слуга помогает бывшему господину. И это любовь. Едва ли не единственное объяснение чего бы то ни было в пьесах Мариво.


Дюбуа влюблен в Доранта. Больше того - Дюбуа любит Доранта. Любит настолько, что готов выстраивать его счастье, вынеся себя за скобки. Конечно, в той манерности, с которой Заводюк играет Дюбуа, есть элементы комизма и моментами зритель на них покупается, но в целом, это подробно выстроенная драматическая роль на грани трагедии. Трагедии, которая возникает над текстом Мариво: в длинных тягучих взглядах, вкрадчиво резких жестах, наигранно деловых интонациях, которые вдруг (когда перехватывает дыхание) сменяются сбивчивым ритмом.


Он красив этот Дюбуа и, пожалуй, велик в своем чувстве. Чувстве куда более мощном и живом, чем те детские игры, в которые играют "замороженные" Дорант и Араминта. Жалко только, что у этой линии нет достойного финала - он словно смазан, недоговорен. И после развязки мы видим Дюбуа лишь на выстроенных статичных поклонах - замершей фигурой, устремившей взгляд куда-то далеко в себя.


Может быть, здесь стоило бы и остановиться, потому что всё дальнейшее - сплошное непонимание. Непонимание того, как становится возможным перенос работы одного режиссера в спектакль режиссера другого. Так получилось, что я не видела спектакль Люка Бонди "Ложные признания", который привозили лет пять назад на Чеховский фестиваль. Но я видела его же фильм, снятый по мотивам того спектакля. И теперь, сидя в зале Театра Пушкина, пыталась понять, как и почему возможно переносить из этого фильма на подмостки мизансцену за мизансценой, идентично выстраивать взаимоотношения отдельных персонажей и темпоритм всего произведения, повторять придуманный для фильма монтаж сцен и обстановку отдельных эпизодов. Загадка.


И потому на этом заканчиваю...


P.S. Кстати, и в фильме Бонди интереснее всех (не взирая на наличие Изабель Юппер) был Дюбуа Ива Жака. Но это как раз тот случай, когда, тот же образ в театре Пушкина ушел совсем в другую сторону, но тоже выиграл.

Просмотров: 8Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все