Поиск
  • Анастасия Иванова

Неловкий пэчворк по мотивам Дюма

"Королева" по мотивам пьесы "Нельская башня" Александра Дюма

Режиссер - Дарья Попова

Художник - Светлана Литвинова

Премьера - 12.10.2017

Театр Луны

Мой театральный сезон завершился в Театре Луны спектаклем "Королева" (по мотивам "Нельской башни" А. Дюма). Давно было любопытно, чем может быть на сегодняшней сцене драматургия Александра Дюма, некогда приоткрывшая двери романтизму на театре, а теперь воспринимающая по большей части кровавой мелодрамой с историческим колоритом. Честно? Хотелось, чтобы мне сделали красиво. Костюмы, музыка, страсти, рвущие душу... Нет, правда, хотелось. Такой себе театральной версии "Графини де Монсоро" конца девяностых. Тем более, что нечто подобное обещала и аннотация к спектаклю. Не сложилось. Хотя погружать в атмосферу театр пытается ещё на подступах к себе: прямо у входа можно сфотографироваться со средневековыми рыцарями, несколько неуклюже обращающимися со своими мечами, а билет предъявить девушкам-крестоносицам-тамплиеркам (не знаю, правильную ли женскую форму сейчас образовала) - они и проведут зрителей в зал. И в последнем даже есть некоторая логика: учитывая, что все события, описанные Дюма, случились после недальновидного уничтожения Филиппом Красивым ордена Тамплиеров и после громогласного проклятия Великого магистра, к Капетингам обращённого, можно было предположить, что тамплиеры, открывающие дверь в зрительный зал, вряд ли ведут публику к театральному счастью... Пытаюсь представить, изменилось ли бы мое восприятие, не будь я знакома с изначальным текстом пьесы. Возможно, меньше раздражали бы отступления от "канона", но, боюсь, тогда возникли бы серьезные вопросы к умению Дюма логически выстраивать сюжет. При всей навороченности истории Александра Дюма - такой себе "Эдип царь", осложненный средневековыми французскими интригами, - она всегда остаётся в рамках театральной и драматургической логики. Пусть даже логики мелодрамы. В спектакле же сюжетная логика отсутствует напрочь. Кто кого и зачем убивает? Какая разница! Основная идея постановки (если верить аннотации) - показать, что с женщиной делает безграничная власть. То есть все сюжетные преступления Маргариты Бургундской - они от того, что на время ее оставили за старшую в королевстве. Если бы не это - она маленькая трогательная девушка, читающая молитвенную поэзию вагантов под присмотром доброго дядюшки Ангеррана. Именно этой сценой открывается и завершается спектакль. А то, что эта юная девушка, не желая идти в монастырь, подговаривает своего любовника убить отца, что она же приказывает убить своих новорожденных внебрачных детей, - это все ерунда. Она "милая, благая и добрая" - просто годы спустя ее безграничная власть испортит... ...очень давно не видела на сцене традиционно используемый поворотный круг. Здесь он применялся точно по назначению: меняется место действия - поворачивается круг. Мрачно-коричневые ткани, грубое железо основной конструкции, яркие всполохи материй для королевских покоев - кажется, всё, как я хотела, но не срабатывает. В своей "целостности" сценическое оформление приближается к моему театральному детству 90х. Причем непрофессиональному театральному. Сценические бои и танцы примерно того же уровня. Причем если бои ещё оправданы и сюжетно необходимы, то танцы... Они раза в полтора удлиняют действие: герои, сказав свои реплики, дальше закрепляют их в пластическом упражнении. Или наоборот, протанцевав мысль, озвучивают ее. Да, танцы стилизованы и визуально не выбиваются из происходящего, но тавтология... И снова к смыслам. Дюма - это о любви и страсти. Спектакль Театра Луны - скорее, о похоти. Причем похоти,не направленной к конкретной цели, но прикладывающей себя к первому же подходящему объекту. И уже одно это вчистую разрушает все мотивации героев. Вот Готье пробирается к своей до боли желанной Маргарите, по пути успевая облапать ее фрейлину и, кажется, даже расстроиться, что королева столь рано появилась. Вот Филипп и Буридан наблюдают за женским стрип-трио, и нет никакой возможности понять, почему Филипп вдруг возжелал умереть за одну из столь одинаковых блондинок. Актеры и роли... Смотрю на Дарью Цыпляеву и на то, как ей прописали и простроили роль Маргариты Бургундской, и понимаю, что Лукреция Гюго была бы ей куда ближе. Ведь всеми силами из нее делают страдающую мать, скрывающуюся за ликом чудовища и погубившую свое дитя. "Что вы наделали?! Мой милый мальчик, прости!" - это дописанный текст после вполне хладнокровного (по Дюма) убийства. Ей-богу, лучше выстраивать цельный образ Лукреции Борджиа без отступлений от текста, чем пытаться сшивать в единую ткань лохмотья, оставшиеся от "Нельской башни" и успевшие смешаться с другими опознанными и неопознанными лохмотьями. Буридан Дениса Светличного - ещё один образчик неловкого пэчворка. Брутальный вояка Буридан волей режиссера становится ещё и поэтом, который не может прожить без чтения собственных стихов (Франсуа Вийон и другие ваганты) в любой ситуации. Добавим к этому наемника Орсини, оказавшегося участником юношеских игр Буридана и Королевы, и, видимо, с тех времён подсевшего на поэзию Буридана. Добавим Маргариту, тоже обладающую цепкой памятью на стихи бывшего возлюбленного. Добавим все это и получим ещё четверть хронометража спектакля. И ведь спектакль не длинный - два с половиной часа всего, из которых двадцать минут приходится на антракт, - но вычти из него танцы, вычти стихи, и что останется на запутанный сюжет? Ничего. А потому финальное явление в Нельскую башню Савуази, вдруг решившего арестовать всех ее обитателей, не взирая на ранги и звания, вызывает недоумение... P.S. А страстная боль на мгновение в спектакле появлялась - в животном крике придуманного режиссером персонажа. Орсини здесь обзавелся подругой жизни, на пару с которой они содержали таверну-бордель. И вот ей-то Надежда Луцкая и подарила вопль отчаяния-прощания в момент, когда героиня понимает, что ее мужчина последний раз отправляется в Нельскую башню и уже оттуда не вернётся. P.P.S. И ещё один лоскуток для пэчворка под названием "Королева". Хороший лоскуток, крепкий, разглядывать который можно с нескрываемым увлечением. Ландри Олега Чудинцова. Ландри и в пьесе Дюма - типичный французский простак. Лёгкий комический элемент в серьезной французской мелодраме. На таких персонажах романтики пытались хоть как-то учиться воспроизводить структуру шекспировских трагедий с неизбежными в них фарсовыми элементами. Получалось часто неловко, но тем не менее. В спектакли заложенная в героя фарсовость стараниями актера усилилась. И если при первом его появлении возникло ощущение закомикованности, то чем дальше, тем ближе и роднее становился этот внезапно ярко театральный персонаж. Трагедия, мелодрама - все шло под откос с катастрофической скоростью. И только лацци Ландри продолжали встряхивать умирающее действие. Олег Чудинцов оказался единственным актером, на страничку которого захотелось зайти после спектакля, чтобы узнать, а что, собственно, ещё играет сейчас этот артист.


Просмотров: 5Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все