Поиск
  • Анастасия Иванова

На пути к спектаклю

"Без правил" по роману "Опасные связи", Шодерло де Лакло

Театральная студия Deep, Луганск

Режиссер - Александр Баркар

Премьера - 2 октября 2011 г.

Вспоминаю сейчас все спектакли студии, за созданием которых получалось следить, и понимаю, что тяжелее «Без правил», кажется, еще ни одна постановка не давалась. Даже «Антигона». Хотя по зрительскому восприятию эти спектакли где-то рядышком находятся. Не принимаются подавляющим большинством. А меньшинство настолько невелико, что его и вовсе на статистическую погрешность можно списать. Тем не менее, спектакль мне по-настоящему нравится. В отличие от той же «Антигоны», которая по многим причинам сошла с дистанции раньше, чем смогла нащупать нити, соединяющие ее с миром живых спектаклей.

Поиск этих ниточек оказался не просто и для «Без правил», но, судя по последнему спектаклю, они уже найдены – осталось только дораспутывать клубок, в который они сплелись, и просто играть.

Так вот, повторюсь, спектакль мне нравится. В перспективе – ОЧЕНЬ нравится. В этом плане он близок «Ненормальной» - пожалуй, самому совершенному по задумке и воплощению спектаклю студии. Конечно, материал на сильное сопротивление – не только для актеров, но и для студии, вообще. Для спектакля в глазах наших зрителей. Как говорится, «это не Deep». Хотя, может быть, это как раз в очень большой степени именно Deep.

Не во всем. Конечно, нет здесь фирменных света и доброты, но… постоянно обращаясь лишь к этим сторонам нашего существования есть большая опасность утонуть в розовых очках и захлебнуться сентиментальным сюсюканьем. К счастью, пока этого не произошло, и добрые спектакли по-прежнему среди моих любимейших, но будущую опасность лучше предупредить.

Да, что касается deep’овских составлющих «Без правил». Более того, составляющих раннего периода. Здесь всепоглощающее пластическое решение; яркое, даже в чем-то самодостаточное, музыкальное оформление; от более «позднего» Deep’а – игра с текстом. Кстати, чисто по внешним признакам – от уже перечисленных, до тематического содержания (откровенная чувственность, почти не подкрепленная чувством) – ближе всего «Без правил» к самой первой постановке – к «Deep-1». Вот только первоисточник – не «новодрам», а классика далекого века. Такой вот эксперимент.

И эксперимент, на мой взгляд, во многом удачный. Стильный получился спектакль. Выверенный и продуманный до мелочей (правда, пока еще сильно не наигранный, не раскачавшийся). История холодных игроков, которым проигрыш практически не ведом, а удовлетворения от выигрыша хватает не надолго. В какой-то степени Вальмон и Мертей здесь – выхолощенные от всех чувств и эмоций демиурги. Ведь они, по сути, сами сотворили тот мир и тех людей, с которыми теперь приходится жить. Обычный человек для них смешон как раз своими «человеческими» признаками; а человек, прошедший через их игру – скучен, и потому выбрасывается за ненадобностью.

Они обитают в пустом постапокалиптическом мире. Не случайно именно в такие предлагаемые обстоятельства поместил своих Мертей и Вальмона Хайнер Мюллер в пьесе «Квартер». Кстати, жалко, что в инсценировку не вошли куски из этого произведения. Ведь, играется по сути, именно оно – только другим текстом. А может, в этом «только другим текстом» и был интерес…

И вот тут то главное, чего пока не хватает спектаклю (тому спектаклю, который видела несколько дней назад). Не хватает четко прослеженных мотиваций главных героев. Мы попадаем в их диалог в момент объявления новой игры, прощаемся, когда затевается игра следующая. Логичный и математически точный круговорот. Но отправная точка? Да, Мертей говорит, что ее бросил де Жеркур и она хочет отомстить, но звучит это в проброс. Как нечто изначально затмеваемое затеваемой интригой. Но ведь в этом суть. Не в Жеркуре – в мести. Из чувства мести родится и следующее пари. Только это уже будет месть Вальмону, посмевшему потребовать свой выигрыш, оговоренный правилами. Причем в игре, где правил не существует изначально. И вот это самое чувство мести могло бы стать (но пока не стало) основным стержнем в характере Мертей, позволяющим действию разворачиваться не последовательно на плоскости, а закручиваться в тугую пружину, требующую высвобождения.

У Вальмона мотивация другая. Временами она даже считывается, но, опять же, точечно, не превращаюсь в единую и мощную силу. Это скука. Причем скука не пресыщенного ловеласа, а куда более метафизическая. Тот Вальмон, которого создают в спектакле, очень многими своими чертами настойчиво приближается к Фаусту (правда, лишь от науки любви), и мог бы вслед за ним произнести: «мне скучно, бес!». А вот бесом при нем и является Мертей…

Возможно, очень многое я сейчас усложняю. Но. Это те уровни спектакля, которые проступают уже. Причем проступают именно в постановке, вытащившей и скомпоновавшей по своему разумению отдельные эпизоды книги. (Кстати, продолжая аналогию с «Фаустом», есть у Вальмона и своя история с Гретхен и возможным спасением. Конечно, имеется ввиду Анна, а не Сессиль).

Так что перспективы у спектакля мощные, и есть все, что к этим перспективам его приведет: это точное сочетание звука, жеста, слова, в лучшие моменты воздействующее на весь кожный покров. Чувство, которое очень сложно описать не будучи писателем. Вернее, это не чувство, не эмоция, не мысль – в идеале спектакль должен воздействовать именно на откровенно физиологическом, чувственном уровне, а все мысли и эмоции должны приходить потом. В отдельных моментах отдельных сцен это случается уже и сейчас. Но пока далеко-далеко не везде.

Но тут уже все зависит во многом от количества. Спектакль нужно играть и играть на зрителя, освобождая его от тяжести бесконечных репетиций, которые на этот раз по куче объективных причин неимоверно затянулись. Спектаклю нужна реакция, нужен отклик. Банально нужны глаза зрителей. И… конечно, все те же бесконечные репетиции, только уже не по смыслу, а по технике, которую драматическим артистам надо не только поддерживать, но постоянно набирать, набирать.

К сожалению (или к счастью), «Без правил» - не тот спектакль, который может выжить на одном лишь глубоком актерском психологизме или не менее ярких актерских проявлениях. Нужна не только совершенная психика, но и совершенная физика. Потому что каждый раз когда тело чуть подводит актера, в ткани спектакля образуется «затяжка», а то и «дырочка», сквозь которые просачивается и улетучивается та самая чувственность, которая должна в максимально концентрированном виде окутывать зрительный зал.

Что до актерских работ, то спустя долгий период проб и ошибок можно сказать, что состав уже идеален. Возможно, не идеален каждый в отдельности, но команда есть и именно она может рассказать эту непростую историю.

Если говорить о последнем спектакле, то самым слаженным и точным оказался дуэт Мертей – Сесиль. Постоянное взаимодействие, постоянный лейтмотив отношений – это непрекращающееся обучение, «взросление» Сесиль. Ее стремление впитать в себя все то, чем владеет Мертей. И покровительственное отношение со стороны старшей «подруги», ее презрительная насмешливость по отношению к «младшенькой». Разве что в рамках этих отношений несколько не хватает финальной точки – момента, когда обучение состоялось и Сесиль перешла на «новый уровень». Возможно, сюжету спектакля этот «новый уровень» не особо и важен – Сесиль для него переходный этап, но для конкретных взаимоотношений персонажей это важно. Как важно и для самой Сесиль, чтобы доиграть свою роль до конца. Тем более что уже сейчас она интересна и жива. Очень Сесиль, если можно так выразиться.

Опять же в последнем спектакле, из действия сильно выпадал Дансени – не хватало ему вовлеченности в происходящее. Правда, благодаря тому, что актер практически идеально держал физический рисунок роли, канву спектакля это не портило, но внутренней насыщенности лишало сильно.

Анна становится невероятно интересной, если абстрагироваться от всех остальных героев и следить только за ней – тогда в ней видна вся ее история: от взаимоотношений с мужем, то финального отчаяния. Но. В параллельном сценическом действии, рядом со всеми другими героями и их не завязанных на ней историях происходит некий «рассинхрон». Порой градус ее существования на сцене кажется более высоким, чем надо и порой находится на грани наигрыша. Одним словом, как сольная партия – Анна замечательна, как часть оркестра пока.. чуть-чуть фальшивит, словно изначально взяла несколько иную тональность.

Мертей пока ведет основную партию. Она остра, точна, ярка, соблазнительна, блистательна и чудовищна – в ней есть все, и это зачаровывает. Не хватает лишь того стержня, о котором я уже писала. Стержня, который соберет роль воедино, вычертит совершенный блистательный образ.

Вальмон. Максимальное сопротивление и очень интересный результат. Пока не идеален. Хорош отдельными вспышками, но пока почти все силы уходят на сопротивление своей природе, что мешает уверенно вывести своего героя на первый план. Внутренний раздрай между героем и актером уже закончился победой последнего, уже произошло подчинение. Теперь остался последний этап – «подружиться» и работать вместе, ослабив внутренний самоконтроль. Ведь иногда это происходит, как было в ноябре, когда именно ему удалось то самое «воздействие на кожу»…

Так что сложностей много. Но зато в своем идеальном виде «Без правил» будет совершенным спектаклем.

Просмотров: 5

© 2019 «Французский театр». 

  • White Facebook Icon
  • Белый Google+ Иконка